Поиск связи там где ее нет
Перейти к содержимому

Поиск связи там где ее нет

  • автор:

Полная апофения: почему мы видим смысл в бессмысленных вещах

Математик Джон Нэш верил, что инопланетяне посылают ему сигналы, зашифрованные в газетных статьях, и находил собственные портреты в чужих фотографиях. Писатель Август Стриндберг видел в очертаниях скал козлиные рога и ведьминскую метлу, а его подушка то приобретала черты статуи Микеланджело, то становилась человеком, то превращалась в демона: «В некоторые дни она напоминала ужасных монстров, готических горгулий, драконов, а однажды ночью. меня приветствовал сам Дьявол».

Мы все склонны видеть вокруг себя ложные закономерности и взаимосвязи. Мы видим очертания зверей в проплывающих облаках, человеческие лица на поджаренных тостах и говорим о вмешательстве невидимых сил, когда в происходящих событиях угадывается хотя бы смутная логика. Наше сознание всегда стремится выделить порядок из хаоса — даже там, где для этого нет никаких оснований. Как говорил психолог Джон Коэн, «ничто так не чуждо человеческому разуму, как идея случайности». Тенденцию находить смысл в бессмысленных вещах психологи называют апофенией.

О чем мечтают синие треугольники

Термин «апофения» ввел немецкий психиатр Клаус Конрад для описания ранних стадий шизофрении, когда больной начинает приписывать случайным событиям сверхзначимый смысл. Для одной пациентки Людвига Бинсвангера особое значение имели трости с резиновыми наконечниками. Трость по-испански — “baston”; “on” наоборот значит “no”; резина по-испански — “goma”; первые две буквы в английском — “go”. Следовательно, резиновая трость равняется сообщению “no go”, то есть «стоп, не ходи дальше». Каждый раз, встретив человека с такой тростью, женщина разворачивалась и шла назад — а если бы не сделала этого, то с ней обязательно случилось бы что-нибудь неприятное.

Весь мир для душевнобольного пронизан тайными знаками, которые он должен расшифровать. Но в этом смысле «нормальный» человек не так уж сильно отличается от шизофреника.

В легкой степени мы все подвержены апофении. Мы непрерывно интерпретируем всё, что происходит вокруг, и в этот процесс неизбежно вкрадываются ошибки. Мы верим в закономерности, которых объективно не существует: некоторые видят гигантские лица на фотографиях Марса и принимают их за признаки существования внеземной цивилизации; другие замечают буквы арийского алфавита на солнечной поверхности; третьи отыскивают в политических новостях происки евреев, масонов, рептилоидов или тамплиеров. Содержание ошибок зависит от убеждений конкретного человека, но ошибаются все. Представьте на месте резиновой трости черную кошку — и предыдущий абзац покажется уже не таким странным.

Не вполне корректно называть апофению «ошибкой», ведь в ее основе — один из главных механизмов, с помощью которых мы постигаем реальность. Культура, по определению антрополога Мэрилин Стратерн, состоит в том, как люди проводят аналогии между разными областями своих миров. И далеко не все эти аналогии подчиняются стандартам объективного знания.

В книге «Почему мы во всё верим» историк и популяризатор науки Майкл Шермер выделил две базовые особенности человеческого мышления: 1) мы повсюду ищем закономерности; 2) мы всё одушевляем.

На уровне интуиции мы живем в мире, который состоит не из объективных законов, а из живых существ, которые обладают чувствами, разумом и волей.

В психологии принято пользоваться принципом Ллойда-Моргана, согласно которому организму нужно приписывать тот минимум интеллекта, сознания или рациональности, которого будет достаточно, чтобы объяснить его поведение. Но большинство людей не пользуются этим принципом. Индейцы Амазонии считают, что животные, как и люди, обладают разумом и культурой: то, что мы называем кровью, для ягуаров является пивом; лужа для тапира выглядит как церемониальный дом. Когда мы злимся на принтер, который отказывается работать, мы ведем себя так, будто принтер обладает собственной волей — даже если и не готовы по-настоящему в это поверить.

В 1944 году психологи Фриц Хайдер и Марианна Зиммель показали людям анимационный фильм, в котором круг и два треугольника перемещаются по экрану. Описывая увиденное, участники говорили о неудавшемся свидании, о том, как «хороший парень» борется с хулиганом — о чем угодно, но не о геометрических фигурах.

Нам не нужна глубокая актерская игра, чтобы мы могли сопереживать персонажам. Любой объект, который движется по сложной траектории — неважно, ягуар это или синий треугольник, — мы наделяем способностью чувствовать боль, зависть, злость или ревность.

Сначала мы думаем о том, чего оно хочет, а уже потом — что оно такое. Логика в духе «сначала стреляй, потом задавай вопросы» — наследие нашего эволюционного прошлого. Ведь выгоднее для начала понять, хотят ли тебя съесть, а уже потом спрашивать, кто именно хочет это сделать и по какой причине.

Магическое мышление естественно, скептицизм — нет

Все мы ошибаемся, но делаем это по-разному. В XIX веке принято было считать, что так называемое магическое мышление характерно только для «нецивилизованных» народов, а развитые страны уже вступили на путь науки и рационализма. Антрополог Люсьен Леви-Брюль описал характерные черты такого мышления, которое он назвал «пралогическим». Для дикаря всё вокруг пронизано тайным смыслом, его мир насквозь символичен, а люди тесно связаны с духами животных и растений. Поэтому может случится так, что «человек, с которым ты пил пальмовое вино, крокодил, унесший неосторожного жителя, кошка, укравшая твоих кур, — все это одно и то же лицо, одержимое злым духом».

Но оказалось, что европеец в этом отношении мало отличается от дикаря. Мы используем одни и те же ментальные операции, только применяем их к разным объектам.

Изучая магию тробрианцев, антрополог Бронислав Малиновский заметил, что они гораздо чаще полагаются на обряды в тех ситуациях, где на исход дела влияет случай. На обыденную, житейскую сферу жизни магия может не распространяться.

Апофения процветает там, где у нас нет других способов контроля, кроме иллюзорных. Отсутствие контроля ведет к тревоге, а тревога — к поиску хотя бы выдуманных взаимосвязей.

Целый ряд психологических экспериментов продемонстрировал ту же закономерность. Если показать парашютисту фотографию с шумами и помехами, то он с большей вероятностью увидит на ней несуществующую фигуру, если сделать это перед самим прыжком, а не заранее. По этой же причине на приметы чаще будет полагаться азартный игрок, а не программист или архитектор.

Ситуация болезни и смерти, пожалуй, порождает наибольшее количество произвольных толкований. Африканцы из народа азанде считали, что любая смерть так или иначе является результатом колдовства. Конечно, человек может умереть от естественных причин: например, чердак, под которым он сидел, подточили термиты, стены рухнули и человек погиб под обломками. Азанде понимают, что чердак обвалился бы в любом случае. Но почему это произошло именно в тот момент, когда там сидел именно этот человек? Конечно, тут не обошлось без черной магии.

Естественные причины не годятся, потому что они не допускают сознательного вмешательства и не имеют значения в плане социальных связей. Отсюда же проистекает повсеместная любовь к психосоматическому объяснению болезней.

Легче верить, что насморк вызывают скрытые обиды, а язву желудка — нелюбовь к себе, чем отдавать всё на волю случая или задумываться о сложном переплетении причин, с которыми имеет дело научная медицина.

Тенденция к поиску иллюзорных взаимосвязей объединяет нас не только с другими людьми, но и с животными. В классическом эксперименте Б. Ф. Скиннера «суеверное» поведение удалось обнаружить у голубей. Голубям давали еду в случайные промежутки времени; если подача корма совпадала с каким-либо действием, птицы начинали повторять это действие — вертеться из стороны в сторону, прыгать, бить клювом в определенный угол клетки и т. п. В аналогичных экспериментах с людьми участники продемонстрировали точно такое же поведение (за исключением ударов клювом).

Магическое мышление — естественная установка большинства людей, если не всех. Лишь постепенно некоторые учатся подавлять подсознательное стремление верить в невидимые силы и начинают сомневаться в существовании взаимосвязей, которые недоступны для проверки и наблюдения.

Существует сильная взаимосвязь между апофенией и креативностью. Творчество как раз и заключается в том, чтобы видеть значимые взаимосвязи там, где остальные их не замечают.

Само существование человеческого языка является примером апофении. Нет объективной логики, которая соединила бы слово, вещь и понятие — эти связи существуют только в нашем сознании и воображении. Поэтому язык полон парадоксов наподобие того, что сформулировал греческий стоик Хрисипп: «То, что ты говоришь, проходит через твой рот. Ты говоришь „телега“. Стало быть, телега проходит через твой рот».

В 2008 году лингвист Саймон Кирби провел эксперимент по изучению «инопланетного» языка, в котором наглядно проявилась человеческая способность находить порядок в хаосе. Участникам эксперимента показывали на экране картинки: квадраты, кружочки и треугольники, которые могли двигаться прямо, ехать зигзагами или крутиться. Рядом были написаны слова, которыми вымышленные инопланетяне называют эти фигуры. Зачем человек должен был назвать несколько фигур, половину из которых во время эксперимента ему на самом деле не показывали. В итоге он додумывал значение неизвестных фигур так, чтобы получалась более-менее стройная система.

Половину этих фигур показывали следующему участнику, затем следующему — и уже через несколько повторений появился язык с относительно четкой структурой. В нем были части слов, обозначающие цвета; обозначения круглого, квадратного и треугольного; прямого движения, зигзагообразного и кругового. В исходных фигурах не было никакого порядка — подписи к ним были абсолютно произвольными. Так творческая апофения упорядочивает мир, превращая хаос в осмысленную структуру.

Грань между художником и сумасшедшим, который отыскивает скрытые послания в газетах, довольно тонка. Разница в том, что первому всё-таки удается отличать реальность собственного воображения от реальности внешнего мира.

Человек, который успешно занимается творчеством — в том числе и научным, — видит большое количество взаимосвязей, но при этом умеет отличать удачные и работающие закономерности от неработающих и неудачных.

Апофения — естественный механизм, с помощью которого человек взаимодействует с окружающим миром. Если бы у нас получилось от него избавиться, мы превратились бы в безупречные логические машины, которые никогда не ошибаются, но ничего и не создают. Да, апофения приводит людей к вере в теории заговора, НЛО, экстрасенсорное восприятие, магию, каббалу, справедливость, астрологию, алхимию, лохнесское чудовище, снежного человека и тысячу других вещей, которые не подчиняются стандартам объективного знания и, возможно, не существуют. Но это и есть самая интересная особенность человека — умение придумывать вещи, которых не существует.

Тайные знаки: что такое апофения и нужно ли от нее избавляться

Фото: Shutterstock

Апофения (от греч. ἀποφαίνω — «делать явным») — это склонность видеть закономерности и смысл в случайной информации. Наш мозг может обнаружить связи между совершенно разрозненными данными, событиями, объектами и ситуациями. Например, человек может увидеть лицо в подгоревшей гренке на сковородке или посчитать дождь за окном предпосылкой к неудачам на работе.

Термин «апофения» появился в 1958 году: первым его использовал немецкий психиатр Клаус Конрад, изучавший «немотивированное видение связей» у пациентов с шизофренией. Конрад считал, что человек, страдающий апофенией воспринимает собственные мысли как нечто, пришедшее извне, поэтому его охватывает мания преследования.

Как говорят опрошенные РБК Трендами эксперты, апофения — это распространенное явление и встречается практически у всех. Ею активно пользуются творческие люди, она может быть источником для креативных решений. Как отмечает психолог сервиса YouTalk, автор книги «Тирания тревоги» Анна Погребняк, в большинстве случаях апофения считается нормальным явлением, так как человеку свойственно искать связи и закономерности в окружающем мире, формулировать предположения, строить догадки. Однако, по ее словам, апофения может быть патологией. Она встречается при параноидной шизофрении, когда человек видит взаимосвязи и зловещие знаки там, где их нет. Проблема апофении заключается в том, что поиск несуществующих взаимосвязей порождает теории заговора и мешает критически мыслить. Разбираемся, как появляется апофения, когда и как нужно бороться с этим явлением.

Фото:Shutterstock

Примеры апофении

«Темная сторона радуги»

Существует миф, что если одновременно включить альбом The Dark Side of the Moon группы Pink Floyd и фильм «Волшебник страны Оз», то музыка как будто совпадет с событиями на экране и станет смысловым дополнением для них. Впервые этот эффект описали в 1995 году и назвали «Темная сторона радуги». Эта фраза соединяет название альбома и самую известную музыкальную композицию из «Волшебника страны Оз» — Over The Rainbow (с англ. — «За радугой»). Участники Pink Floyd отрицали, что альбом был специально синхронизирован с фильмом, но это убедило не всех сторонников мифа.

Шумы на радио

Различные примеры апофении приводит биолог, автор книги «Апофения» Александр Панчин в интервью Дмитрию Пучкову. Например, некоторые люди специально настраивают радио так, чтобы услышать «белый шум» между радиостанциями, и якобы различают в нем голоса духов. Воспринимать бессмысленный набор звуков как голоса духов — это пример звуковой апофении.

Исцеление

Построение ложных причинно-следственных связей — это тоже апофения. Например, говорит Панчин, она проявляется, когда человеку плохо, он идет к целителю, ему становится лучше и человек решает, что целитель ему помог. «Человек даже не рассматривает возможность, что выздоровление произошло само по себе, и он приходит к ложным выводам», — говорит Панчин.

Типы апофении

Апофения — это общий термин, к которому относятся различные варианты видения закономерностей и случайностей. Рассмотрим несколько типов апофении и примеры их проявления.

Парейдолия

Распространенным типом апофении в повседневной жизни является парейдолия. Это склонность людей видеть лица, фигуры животных и волшебных существ в каких-то объектах. Парейдолия может возникать как у психически здоровых, так и нездоровых людей. Парейдолические иллюзии возникали практически у каждого из нас. Почти все мы в детстве (да и не только) замечали лица в проплывающих на небе облаках, а лежа в кровати различали чудовищ на узорчатых обоях или коврах.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Распространенный пример парейдолической иллюзии — возможность разглядеть лицо на фотографиях поверхности Марса. Это фотография холма в северном полушарии Марса, сделанная станцией «Викинг-1» в 1976 году. В псевдонаучных течениях «лицо на Марсе» считается возможным посланием внеземных цивилизаций.

Фотография, сделанная станцией «Викинг-1» в 1976 году

Фотография, сделанная станцией «Викинг-1» в 1976 году (Фото: wikipedia.org)

Предвзятость подтверждения

Как объясняет Анна Погребняк, это когнитивное искажение, при котором человек склонен искать доводы в пользу собственных суждений. Человек с данным когнитивным искажением считает, что его гипотеза изначально верна, поэтому он предвзято и выборочно ищет информацию, интерпретирует события, чтобы подтвердить свои предположения.

Иллюзия кластеризации

Это также когнитивное искажение, для которого свойственно видеть закономерности или тенденции в больших объемах данных, даже если они случайны. «Если мы увидим, что четыре человека, совершивших ограбление, были высокими блондинами с голубыми глазами, когнитивное искажение может сыграть с нами злую шутку. Можно сделать ошибочный вывод, что есть связь между тягой к ограблению и светлым цветом волос», — говорит Анна Погребняк.

Ошибка игрока

Это искажение, для которого характерно предположение, что на будущие события влияют прошлые результаты. Например, мы десять раз подбрасываем монету, и каждый раз выпадает «решка». «Человек с ошибкой игрока может решить, что в следующий раз выпадет «орел», потому что «решка» выпадала уже очень много раз. Хотя мы знаем, что вероятность приземления монеты с обеих стороны 50 на 50, а сами подбрасывания никак не связаны между собой. Выпадение «орла» или «решки» случайны, в этом нет закономерности», — объясняет Погребняк.

Как появляется апофения

Апофения — это вариант искажения познавательного процесса, когда человек интерпретирует факты или детали реальности, опираясь на знакомые ему образы или сведения из опыта. При этом человек связывает их в единую концепцию без критической оценки («а верно ли я понял?»).

Как объясняет руководитель Центра психотерапии доктора Читловой, врач-психотерапевт, к.м.н. Виктория Читлова, при апофении у человека возбуждаются разные зоны головного мозга, где хранится и воспроизводится информация. Зрительные, слуховые, смысловые образы, за которые отвечают разные отделы головного мозга, связываются между собой. Это напоминает креативный процесс — мозг «светится» в процессе конструирования мнения, чтобы интерпретировать происходящее.

«Прежде всего происходит активация в подкорковых структурах лимбической системы, в частности в гиппокампе и миндалевидном теле. Когда мы идем по улице и что-то видим, вначале срабатывают эти структуры мозга. Они интерпретируют полученную информацию как опасную либо безопасную, предлагая нам уже имеющуюся в памяти информацию («О, это лицо!»). Далее начинается процесс критики — коррекции и уточнения, подключаются корковые структуры головного мозга — лобный отдел, который корректирует полученную информацию с точки зрения реальности. То есть, я вижу в облаке лицо и не просто верю, что оно реально там существует, а понимаю, что его нарисовало мое воображение», — объясняет эксперт процессы, которые происходят в мозгу человека при апофении.

Нужно ли избавляться от апофении

Апофения считается нормой, если человек с таким мышлением все-таки ориентируется в реальности, адаптирован к жизни, а видение взаимосвязей не противоречит его представлениям об устройстве мира. Если человек опирается исключительно на апофению в рамках мышления, то у него есть проблемы с осознанием реальности. Такой человек склонен к заблуждениям и опирается только на уже известные данные.

Несколько советов, как человек может самостоятельно избавиться от частых случаев апофении:

1. Развивать критическое мышление

Как отмечает Виктория Читлова, апофения может быть хорошо управляемым инструментом для творческих людей — художников, поэтов, маркетологов, дизайнеров и так далее. Но нередко апофения встречается у тревожных пациентов. Люди могут бесконтрольно вплетать в тревожные концепции то, что не относится к ситуации. Например, человек может думать, что если сегодня плохая погода, то надо быть начеку, так как что-то нехорошее может случиться с его близкими. В таком случае, отмечает психотерапевт, необходимо развивать критическое мышление.

«Человека стоит вернуть в критический вариант осмысления реальности. Это называется метапозицией — когда человек наблюдает за своим мышлением и становится активным его участником. Стоит спросить себя: «А насколько вероятность того, что что-то случится с моими близкими, связана с погодой? Если я переживаю о близких, давай разберемся, из-за чего я о них переживаю». Отвечая на такие вопросы, человек скорее всего поймет, что на самом деле у него совершенно иные опасения, никак не связанные с погодой», — говорит Читлова.

Фото:РБК Тренды

2. Научиться распознавать предвзятость

Нужно уметь определять, когда вы становитесь жертвой предвзятости и склонны верить в то, что что-то является правдой, несмотря на противоположные доказательства. Вспоминаем пример с монетой — если при подбрасывании она пять раз упала «орлом» вверх, вероятность, что она упадет «решкой» при шестом подбрасывании все еще 50 на 50.

3. Быть скептиком

Не стоит слепо верить авторитетам, звездам, блогерам, советует Анна Погребняк. Нужно всегда самостоятельно искать подтверждение своей точки зрения. Настоящий ученый готов изменить свое мнение, если собрал достаточно фактов.

Когда стоит обратиться за помощью

Как говорят опрошенные эксперты, в большинстве случаев справиться с когнитивными искажениями поможет когнитивно-поведенческая психотерапия или книги по самопомощи. Но есть некоторые случаи, когда стоит обратиться к врачу.

«Если человек начинает собирать события, ситуации, факты в некую систему, которая радикально отличается от реальности, мы уже говорим о том, что это не апофения, а бредовая концепция, которая захватывает мышление человека. За помощью стоит обращаться, когда поведение человека становится дезадаптивным, то есть меняется его привычное поведение, он не может работать, потому что, к примеру, считает, что мир ополчился против него. И более того, он видит в оправдание этому множество фактов, в том числе, трещины на асфальте, черные автомобили или сломавшийся бытовой прибор. В таком случае, мы говорим о патологии бредового круга», — говорит Виктория Читлова.

Как поясняет эксперт, только врач сможет определить случаи, когда у человека нарушились процессы в отделах головного мозга, обеспечивающие естественный процесс обработки информации. Она напоминает, что самолечение в данном случае неэффективно и может привести к малоприятным последствиям — диагностировать и лечить психическое расстройство грамотно сможет только специалист.

Под гнетом апофении: почему мы ищем закономерности там, где их нет

Люди любят шаблоны. Иногда это полезно, но бывает и так, что… Не очень. Апофения — это общая тенденция обнаруживать несуществующие закономерности. Также известная как «шаблонность», апофения возникает, когда мы пытаемся делать прогнозы или искать ответы, основываясь на несвязанных событиях.

Апофения приводит к неправильным решениям. Например, многие люди выбирают цифры в лотереях, основываясь на датах рождения членов семьи. Однако такой подход не увеличит шансы на выигрыш, поскольку номера выбираются случайным образом. В редких случаях апофения бывает признаком психических расстройств. Давайте рассмотрим, как возникает апофения, как ее обнаружить и справиться с ней.

Наука об апофении

Апофения — это склонность к ошибочному обнаружению закономерностей или связей между несвязанными событиями, объектами или явлениями. Впервые этот термин использовал в 1958 году немецкий психиатр Клаус Конрад в ходе изучения шизофрении. Однако этот эффект функционирования мозга не ограничивается лишь данной формой психоза и в настоящее время широко признан в здравоохранении.

Конрад обнаружил, что при шизофрении у тех, у кого развилась «апофения», появлялись аномальные смыслы в повседневной жизни. Например, человек «видит» различные знаки, которые он интерпретирует как инструкции, предназначенные только для него. Он уверен, что любой опыт — это доказательство, что за ним наблюдают, о нем говорят, за ним следят или готовят к какому-то событию. На самом деле эти эпизоды не связаны между собой, не имеют никакого шаблона и не представляют какой-либо формы знака или инструкции. Бред шизофрении всепоглощающий, а иногда и ужасающий.

У здоровых людей апофения не приводит к таким тревожным последствиям, но оказывает значительное влияние на процесс принятия решений. Например, если вы проезжаете три зеленых светофора подряд и воспринимаете это как полосу везения. Из-за этой предполагаемой закономерности вы уверенно делаете ставку на скачки или футбольный матч. Ваше восприятие вероятной удачи приводит к принятию более опрометчивого финансового решения, чем если бы вы не заметили благоприятной закономерности.

Такая чрезмерная интерпретация закономерностей у здоровых людей вызвана эволюционным инстинктом выживания. Возможно, нашим предкам было полезно находить закономерности в повседневной жизни. Например, услышав шорох деревьев позади себя, они предполагали, что это ветер или хищник. Бегство из-за возможного появления хищника могло спасти им жизнь, а если это предположение оказалось ошибочным, то все равно не причинило бы никакого вреда. А предположение, что шорох вызван ветром, могло подвергнуть жизнь опасности. Следовательно, вера в ложноположительный результат, а не в ложноотрицательный, увеличивает шансы на выживание.

От забавных образов к финансовому риску

Апофения в легкой форме — это обычное явление, которое встречается во многих областях, таких как финансы, искусство и политика. Хотя обычно оно не сулит опасности, но иногда приводит к рискованному поведению или неправильным представлениям о значении закономерности. Вот некоторые области, где мы сталкиваемся с апофенией:

  • Визуальные иллюзии. Видели ли вы когда-нибудь несуществующие образы в облаках, грязи, тосте или бытовых предметах? Например, феникса в облаках, человека на луне или лицо в сэндвиче. Парейдолия — распространенная форма апофении, связанная с образами. Для некоторых людей эти образы становятся важными знаками, например, посланием от любимого человека или символом чего-то грядущего. Художник Сальвадор Дали экспериментировал с парейдолией, чтобы создавать картины, на которых узнаются лица, несмотря на то, что картина ломает представление о том, как на самом деле выглядит лицо.
  • Финансовые решения. В 2017 году психологи Зак Эллерби и Ричард Танни исследовали методы принятия решений. Они сообщили, что те, кто замечает иллюзорную закономерность, начинают верить, что исход события определяется не случайностью, а предыдущими результатами или решениями. Это приводит к тому, что человек делает выбор на основе совпадения вероятностей, а не выбирает вариант с лучшими шансами на успех. Например, игроки верят, что выигрыш близок, потому что видят закономерность в лотерейных номерах, колесе рулетки или на скачках. Если они не выигрывают два раза подряд, то закономерность создает у них твердую уверенность в третьем выигрыше. Это побуждает человека сделать крупную ставку — а это рискованное финансовое решение, основанное на предполагаемой закономерности. То же самое происходит на торгах или при вложениях в бизнес.
  • Политические теории. Сплетая воедино различные знаки или совпадения, иррациональный набор убеждений превращается в теорию заговора. Например, в разгар пандемии некоторые люди считали, что у правительства есть скрытые мотивы для изоляции населения. Психологи выдвинули гипотезу, что поиск закономерности и теории заговора для объяснения политики правительства — это механизм преодоления для тех, кто чувствует, что их власть или безопасность находятся под угрозой. Однако вера в теорию заговора приводит к тому, что люди избегают научных доказательств и делают неправильный выбор.
  • Психическое здоровье. Иногда апофения считается предвестником бредовых мыслей. Поиск смысла в случайностях описан исследователями как важный фактор в формировании паранормальных и бредовых убеждений. Также было обнаружено, что данный фактор связан с уязвимостью к шизофрении.

Баланс между принятием и управлением апофенией

Дали показал, что апофению можно использоваться как захватывающее средство для обнаружения зрительных паттернов, питающих ваше творчество. Однако важно внедрить стратегии, которые не позволят принимать рискованные решения или действовать на основании ошибочных убеждений из-за апофении.

Чтобы избежать ловушек апофении, следует обратить внимание на любые предвзятые предположения, которые вы делаете, сталкиваясь с ложными шаблонами. Например, три зеленых сигнала светофора подряд не имеют никакого отношения к шансам выиграть в лотерею в эти выходные.

Во-вторых, постарайтесь принять тот факт, что не все происходит по какой-то причине. У каждого есть взлеты и падения в жизни, и для этого нет очевидных оснований. Вы с большей вероятностью добьетесь успеха в долгосрочной перспективе, принимая рациональные решения на основе имеющихся фактов, а не ориентируясь на какие-то знаки Вселенной.

Наконец, проведите собственное исследование. Если вы думаете, что лошадь выиграет крупные скачки, потому что видели ее кличку в нескольких несвязанных ситуациях, не торопитесь делать ставку. По сравнению со «знаками» Вселенной, собственные исследования дадут более реалистичное представление о соотношении рисков.

Апофения помогает мыслить более творчески, но важные решения следует принимать, когда все факты ясны. Звучит очень захватывающе, когда несколько признаков указывают на то, что вам следует уйти с работы и начать собственный бизнес. Однако будьте критичны к мыслительным процессам и дайте себе время оценить реальность воспринимаемых закономерностей. Если, проведя множество маркетинговых исследований, составив финансовые прогнозы или даже начав бизнес параллельно основной работе, вы обнаружите, что новое предприятие успешно, то, возможно, пришло время сделать этот важный шаг.

Хотя апофения имеет эволюционную основу, вера в воспринимаемый шаблон приводит к более рискованным решениям. Чтобы защитить себя от недостатков апофении, обратите внимание на предвзятые мысли, смиритесь, что не все происходит по какой-то причине, и изучайте ситуацию со всех сторон, прежде чем принять решение.

24 августа 2022 Ness Labs

  • Ты не погода, ты небо: как изменить ментальные шаблоны, разрушающие отношенияЭрик Баркер
  • Эффект бабочки: можем ли мы повлиять на будущее своих детей?TED
  • «Кожей чувствую»: почему интуиция опережает сознаниеМИФ
  • 5 законов, которые решат судьбу вашего бизнеса в XXI векеStrategy + business

Только на Идеономике

«Все, что на хайпе, зарабатывает»

Илон Маск займется спутниковым интернетом в Индии

«Тайные знаки»: почему люди видят смысл даже там, где его нет

Человеческий мозг «не любит» случайностей и ищет причинно-следственные связи даже там, где их нет. Это наследие первобытного мира, в котором шорох в чаще мог обернуться нападением хищника, теперь нередко приводит к ошибкам в принятии решений.

26 августа 2022 | Власта Демьяненко Эконс

Человеческий мозг «не любит» случайностей и ищет причинно-следственные связи даже там, где их нет. Это наследие первобытного мира, в котором шорох в чаще мог обернуться нападением хищника, теперь нередко приводит к ошибкам в принятии решений.

26 августа 2022 | Власта Демьяненко Эконс

В 1958 г. немецкий психиатр Клаус Конрад подробно описал историю болезни пациента Карла Б., который попал к нему по причине предполагаемого психоза. Пациент подозревал сослуживцев в том, что они следят за ним по приказу каких-то «высших сил», подтверждением чему служило все вокруг происходящее: от поведения самих товарищей – он заметил некоторых неподалеку в саду, где они собрались явно с целью что-то против него замыслить, – до расположения камней возле дороги, по которой он ехал, и музыки в пабе, куда он зашел. Он как будто находился внутри фильма, где все вращалось вокруг него и имело особый смысл.

Работа с Карлом Б. и еще 106 пациентами с аналогичными симптомами позволила Конраду описать и ввести в науку новый термин «апофения» – нахождение человеком несуществующих взаимосвязей и придание им необоснованной важности. Хотя Конрад описывал его применительно к начальным симптомам шизофрении – фундаментального расстройства мышления, – впоследствии этот термин стал использоваться для описания схожих когнитивных искажений у здоровых людей, не страдающих психическими расстройствами.

Человеческое мышление склонно структурировать хаос, выявляя закономерности и определяя причинно-следственные связи. Эта же склонность проявляется и в поисках закономерностей, смысла и связей там, где их нет: в облаках видятся очертания животных или людей, на сэндвиче проступает лик самой Девы Марии, а череда неприятностей началась после перебежавшего дорогу черного кота.

В легкой форме апофения проявляется у практически всех людей – и может служить источником вдохновения для творчества, искусства и креативных решений. Но она же может вводить в заблуждение, приводить к ошибочным выводам и рискованному поведению.

Два вида ошибок восприятия

По мнению эволюционных психологов, апофения не является ошибкой познания. Скорее это то, для чего и предназначен человеческий мозг. Именно тенденция устанавливать паттерны, или шаблоны, выявляя связи между, казалось бы, не связанными событиями, и извлекать смысл из случайных объектов помогает человеку объяснять происходящее и строить предположения о ближайшем будущем, определяя свой образ действий.

По сути, человеческий мозг – это машина по распознаванию паттернов, которая «соединяет» между собой некие точки и придает полученной информации некий смысл. Иногда точка А действительно связана с точкой В, и в таком случае обнаруженная связь представляет собой ценный вывод, на основании которого можно строить верные прогнозы. Такой процесс называется ассоциативным обучением и служит основой поведения любого животного, от круглого червя С. elegans до Homo sapiens, утверждает Майкл Шермер, автор книги Why People Believe Weird Things («Почему люди верят в странные вещи») и основатель журнала Skeptic , посвященного исследованиям спорных утверждений для противодействия распространению лженауки и иррациональных убеждений.

Распознавание паттернов, которые обозначают, что можно съесть, чего следует избегать и какие из действий полезно воспроизводить, было необходимо человеческому роду для выживания. Почему колышется трава – это ветер или голодный хищник? Конечно, при выявлении причины можно ошибиться. Но что опаснее – принять ветер за хищника или хищника за ветер?

Среди ошибок распознавания паттернов выявляют так называемые ошибки первого и второго рода . Ошибка первого рода – нахождение взаимосвязей там, где их нет (нахождение несуществующего паттерна), или ложноположительный результат. Ошибка второго рода – наоборот, неприятие гипотезы о существовании реальной закономерности (неузнавание существующего паттерна), или ложноотрицательный результат. В процессе эволюции цена ложноположительного вывода оказалась гораздо ниже, чем ложноотрицательного: если человек ошибочно примет шелест в траве за приближение голодного леопарда, ничего плохого не случится, в то время как игнорирование этого звука может стоить жизни, если в траве действительно скрывается опасный зверь, пишет Шермер. По сути, люди верят в странные вещи потому, что им необходимо верить в не странные вещи.

К сожалению, в человеческом мозге не сформировалась система обнаружения вздора, которая позволяла бы отличать реальные паттерны от ложных, – отсюда и потребность в науке с ее самокорректирующими механизмами воспроизводимости результатов и независимого экспертного рецензирования, пишет Шермер: «Но ошибка познания в виде нахождения несуществующего паттерна вряд ли удалит нас из генофонда и потому не была отбракована в ходе эволюции».

Одна из разновидностей апофении – парейдолия, иллюзорное восприятие реального объекта , заставляющее людей видеть «лица» и «силуэты» там, где их нет (а некоторых – бояться привидений). Ранее она считалась одним из проявлений психоза , но также может проистекать из эволюционной потребности распознавать – причем очень быстро – лица: способность по одному лишь мимолетному взгляду определить пол, эмоции и другие характеристики помогала человеку столь же мгновенно понять, враг перед ним или друг. Необходимость этой функции для выживания американский популяризатор наук Карл Саган описывал в книге «Мир, полный демонов» как эволюционно сформированный инстинкт: «Как только младенец начинает видеть, он распознает лица, и этот навык «вшит» в наш мозг. Те младенцы, которые миллион лет назад не могли распознавать лица и улыбнуться в ответ, имели меньше шансов завоевать сердца своих родителей и меньшую жизнеспособность». Люди научились настолько хорошо распознавать лица, что теперь могут увидеть их везде – в розетках, предметах мебели, стволе дерева, пятнах на одежде.

А сейчас и компьютеры, обученные людьми распознаванию лиц, демонстрируют парейдолию. Один из экспериментов показал, что в рандомных комбинациях случайных многоугольников программа по распознаванию лиц «распознает» лица. Правда, ошибки компьютера вовсе не «человеческие», то есть обусловлены не «передачей» ему человеческих особенностей восприятия, а погрешностями обучающих алгоритмов. Но иногда окружающие предметы действительно располагаются в виде двух глаз, носа и рта, и чем же тогда это отличается от наброска портрета, рассуждает The Atlantic. Сальвадор Дали экспериментировал с парейдолией, чтобы создавать картины, на которых можно узнать лица, – несмотря на то что его картины ломают шаблон того, как на самом деле выглядит лицо.

Вещи как живые люди

Люди часто приписывают разум тем предметам, которые им нравятся. «Очеловечивание» объектов окружающего мира отражает желание человека создавать и поддерживать социальные связи, помогает рационализировать и объяснить поведение, которое кажется непонятным, и таким образом контролировать окружающий мир. Склонность разговаривать со своей бытовой техникой или плюшевым мишкой – это отражение способностей мозга, сделавших человека уникально умным на планете, а вовсе не ребячество, убежден Николас Эпли, профессор поведенческих наук Университета Чикаго и автор книги «Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди». Антропоморфизм связан с парейдолией – склонностью видеть лица в предметах и природе.

Умение увидеть неочевидные связи критически важно для творчества, дает простор для креатива и как минимум делает жизнь нескучной. Оно даже позволяет «заглянуть» внутрь черепной коробки – знаменитый тест Роршаха используется для определения особенностей процесса мышления и его расстройств.

А отказ поверить в обнаруженную закономерность иногда может препятствовать развитию научных теорий. Так, предположение о том, что континенты не всегда находились в своем нынешнем положении, впервые было выдвинуто еще в конце XVI века голландским картографом Авраамом Ортелием, сравнившим очертания Северной и Южной Америки с контурами Европы и Африки и заключившим, что некогда все они были единым целым. Однако прошло более 300 лет, прежде чем эта идея стала рассматриваться всерьез и воплотилась в полноценную научную теорию дрейфа материков.

Опасная апофения

Но та же самая склонность находить неочевидные взаимосвязи, столь необходимая для новаций, способствует целому ряду других когнитивных искажений, ведущих к ошибкам в принятии решений.

Одно из них – сверхуверенность, которую один из самых известных исследователей механизма принятия решений, нобелевский лауреат Даниэль Канеман называл самой распространенной из когнитивных ошибок. Например, если человеку удалось проехать на автомобиле сразу три «зеленых» светофора, он может расценить это как знак того, что сегодня ему сопутствует удача. Придерживаясь этого паттерна, он может вечером сделать огромную ставку на скачках или футбольном матче. Так восприятие «зеленого» светофора как предвестника удачи может вести к безрассудному финансовому решению.

Другое когнитивное искажение, связанное с ошибочным суждением о взаимосвязи событий, – так называемая «ошибка игрока» (gambler’s fallacy): предположение, что на будущие события влияют прошлые результаты. Например, если при подбрасывании монеты много раз подряд выпадает решка, человек может решить, что в следующий раз точно выпадет орел. Его аргументом будет тот факт, что решка уже много раз выпадала, хотя вероятность как орла, так и решки, как и прежде, составляет 50 на 50. «Ошибкой игрока» объясняются неиссякаемые доходы казино и популярность лотерей, для верности выигрыша в которых люди зачастую делают ставку на числа, совпадающие с датой их рождения, хотя на деле они снова выбирают случайные числа, что не может увеличить их шанс на успех.

В 2017 г. психологи Университета Ноттингема Зак Эллерби и Ричард Тюннис показали, как это происходит, в двух экспериментах со 180 студентами. Оказалось, что те участники, которые были склонны чаще замечать иллюзорные закономерности событий, больше верили, что результат события определяется не случайностью, а предыдущими результатами или выбором. Такое убеждение приводит к решению, основанному на вероятностном сопоставлении, а не на определении стратегии с наибольшей вероятностью успеха. Особенно в такой ситуации опасны две небольшие победы подряд: они создают иллюзию, что неизбежна и третья победа.

Еще одно когнитивное искажение, связанное с неумением определять взаимосвязи, – кластеризация (сlustering illusion): люди склонны видеть закономерности в случайных данных и предполагать , что небольшая выборка является репрезентативной. Например, если банк ограбили трое блондинов, иллюзия кластеризации может заставить человека прийти к выводу, что грабители обычно блондины. Инвесторам подобная кластеризация может стоить больших финансовых потерь, если, например, они решат вкладывать в ту компанию, которая приносит высокую прибыль сегодня, хотя высокая прибыль сейчас необязательно означает большие доходы в будущем.

К разновидностям апофении относят и такое когнитивное искажение, как предвзятость подтверждения – склонность людей воспринимать информацию, которая совпадает с их убеждениями, и игнорировать противоположную.

Апофения лежит в обосновании возникновения суеверий, конспирологических теорий и теорий заговора. Свежий пример – теории заговора, возникшие во время пандемии коронавируса и гласившие, например, что у правительства был скрытый мотив для изоляции населения. Подобные теории заговора снижали готовность людей выполнять распоряжения властей относительно мер, сдерживающих распространение вируса, и желание вакцинироваться.

Исследования показывают, что в условиях неопределенности или стресса поиск паттернов служит механизмом психологической защиты. Установление взаимосвязей, даже ложных, позволяет объяснить явление, а значит, снизить тревогу и вернуть ощущение контроля над своей жизнью.

Паттерны и психотерапия

Хотя все живые существа (и даже неживые компьютеры) распознают паттерны, только люди приписывают этим паттернам символическое значение, иногда с сильным эмоциональным содержанием. Антрополог Лесли Уайт предположил , что именно склонность к созданию символов делает людей людьми. В изображении любого креста человек склонен распознавать религиозные символы. Предзнаменования – тоже символы, как и узоры из кофейной гущи, карты Таро и гексаграммы И Цзин. Все это обнажает связи, иногда вытягивая их из туманного подсознания, объясняет профессор антропологии Университета Канзаса Джон Хупс: большая часть распознавания паттернов происходит вне сознания – так же, как обработка многих элементов, которые являются частью суждений, принятия решений, мотивации. Большинство форм психотерапии направлено на то, чтобы помочь людям осознать скрытые в подсознании причины их поведения и чувств. Но иногда эти связи могут оказаться ложными.

Хотя апофения не является отклонением, усиленный и бесконечный поиск смысла там, где его нет, может приводить к нарушению психического здоровья и бредовым состояниям, сходным с теми, что описывал Клаус Конрад у своих пациентов, а порой не ограничиваться индивидуальными переживаниями и оборачиваться коллективной «охотой на ведьм».

Например, в 1956 г. Банк Канады вынужден был поручить пририсовать дополнительные локоны Елизавете Второй, чей портрет украшал восемь видов новых банкнот, поскольку «оказалось», что в прическе английской королевы за левым ухом «прячется» дьявол. А в 1937 г. одной из советских спичечных фабрик ( предположительно фабрике «Демьян Бедный» в Ленинградской области) пришлось изменить этикетку на коробках: в языках изображенного на этикетке пламени некто бдительный усмотрел очертания профиля главного «врага народа» – Льва Троцкого. Спички с такими этикетками срочно изымались из продажи, коробок спичек мог грозить его владельцу «изъятием из жизни», вспоминал литературовед, историк культуры Владимир Порудоминский.

Как избежать «ловушек»

Чтобы избежать ошибок, связанных с выявлением ложных взаимосвязей, психологи советуют фиксировать внимание на любых закономерностях, которые следуют из обнаруженных паттернов, и оценивать их на предвзятость. Например, три «зеленых» светофора подряд не будут иметь никакого отношения к шансам выиграть в лотерею.

Не все в жизни происходит по какой-то причине, и вероятность добиться желаемого гораздо выше, если принимать рациональные решения, основанные на анализе имеющихся фактов, а не ориентироваться на знаки от Вселенной. Апофения помогает мыслить более творчески, но важные решения следует принимать на «холодную» голову. Преподаватели американского обучающего онлайн-ресурса MasterClass предлагают следовать для этого трем правилам.

  • Задавать вопросы. Один из самых мощных способов защититься от «небрежности» в мышлении и лености ума – информированный скептицизм: умение задавать правильные вопросы защищает от манипуляций. Информацию, полученную от других, следует проверять, проводя собственный анализ.
  • Научиться распознавать собственную предвзятость – склонность верить в то, что нечто является правдой, несмотря на доказательства противоположного. Когда начнете думать, что монета, пять раз упавшая решкой, теперь упадет орлом, остановите себя, вспомнив, что и на шестой раз такой шанс составляет, как и первые пять раз, 50 на 50.
  • Анализировать не только свои предубеждения, но и предположения, которые тоже часто мешают ясно мыслить. До того как в начале ХХ века Альберт Эйнштейн выдвинул общую теорию относительности, общепринятым было предположение, что Вселенная статична – не расширяется и не сжимается. Уравнения Эйнштейна позволили показать динамическую Вселенную, но идея была отвергнута. Однако в конце 1920-х гг. американский астроном Эдвин Хаббл предоставил данные наблюдений, которые доказали, что Вселенная расширяется.

Хотя апофения имеет эволюционную основу, вера в предполагаемые закономерности может привести к принятию рискованных решений: чтобы защитить себя от этого, убедитесь , что изучили ситуацию со всех сторон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *